Наполеон vii

В 1804 году во Франции учреждения, изображавшие собой представительство народа и наполненные клевретами и исполнителями воли первого консула,- Трибунат, Законодательный корпус. Сенат,- заговорили о необходимости раз навсегда покончить с таким положением, когда от жизни одного человека зависит спокойствие и благо всего народа, когда все враги Франции могут строить свои надежды на покушениях. Вывод был ясен: пожизненное консульство Наполеона следует превратить в наследственную монархию. 
Наполеон vii


Таким образом, во Франции после Меровингов, царствовавших с V по VIII в., после Каролингов, царствовавших с VIII по Х в., после Капетингов (с их двумя нисходящими линиями — Валуа и Бурбонов), царствовавших с конца Х в.


1792 г., когда Людовик XVI («Людовик Капет», как его называли при революции) был низвергнут с престола,- после этих трех королевских династий должна была воцариться «четвертая династия», династия Бонапартов. Республика, существовавшая с 10 августа 1792 г., должна была снова обратиться в монархию. 

Эта новая династия Бонапартов не должна была, однако, носить королевский титул подобно предыдущим династиям. Новый властитель пожелал принять титул императора, полученный впервые Карлом Великим после коронации его в 800 г. Теперь через тысячу лет, в 1804 г.. Наполеон открыто заявлял, что подобно Карлу Великому он будет императором Запада и что он принимает наследство не прежних французских королей, а наследство императора Карла Великого. 

Но ведь и сама империя Карла Великого была лишь попыткой воскрешения и продолжения другой империи, гораздо большей.

мской. Наполеон хотел считать себя наследником и Римской империи, объединителем стран западной цивилизации. Впоследствии ему удалось поставить под прямую свою власть или под косвенную вассальную зависимость гораздо больший конгломерат земель, чем владел когда-либо Карл Великий; а перед походом на Россию в 1812 г. колоссальная держава Наполеона, если не считать североафриканских и малоазиатских владений Рима, но говорить лишь о Европе, была размерами больше Римской империи и несравненно богаче и населеннее ее. Но в первый момент, когда Европа узнала о плане Наполеона воскресить империю Карла Великого, это было многими сочтено за безумную гордыню и за дерзкий вызов зарвавшегося завоевателя всему цивилизованному миру. 

Послы всех держав с напряженным вниманием следили за тем внезапным, крутым, ускоренным движением к монархии, которое стало во Франции так заметно после раскрытия заговора Жоржа Кадудаля и казни герцога Энгиенского. Точно установленный чисто роялистский замысел заговора Жоржа Кадудаля поразил умы. И по мере того как публиковались сообщения о следствии и процессе, среди крупной буржуазии, среди людей, в свое время раскупивших конфискованные у церкви и у эмигрантов земли, все больше крепло стремление упрочить власть и режим, созданный Наполеоном, твердо оградить себя и свою собственность от покушений старых хозяев-аристократов.

апреля 1804 г. сенат вынес постановление, дающее первому консулу, Наполеону Бонапарту, титул наследственного императора французов. Формальность плебисцита была проделана с еще большей легкостью, чем в 1799 г., после брюмера. 

Смущение все же было очень сильное, хотя уже в 1802 г. этого события все ждали, а крупная буржуазия, которая целиком поддерживала политическое поведение Наполеона, считала возрождение монархии совершенно неизбежным. Конечно, убежденные республиканцы не могли примириться с новым положением. Дни революции, дни мечтаний о свободе и равенстве, пламенные проклятия коронованным деспотам вставали в памяти. Некоторые думали, что Наполеон уменьшил свою славу, пожелав прибавить к своему гремевшему по всему свету имени еще какой-то титул. «Быть Бокапартом и после этого сделаться императором! Какое понижение!» — восклицал переживший этот момент известный впоследствии публицист и памфлетист Поль Луи Курье. Бетховен, восторгавшийся Наполеоном, посвятивший ему «Героическую симфонию», взял назад это посвящение, узнав о превращении гражданина Бонапарта в императора.

гда раззолоченная толпа сановников, генералов, пышно разодетых придворных дам впервые приветствовала в залах Тюильрийского дворца нового императора, то лишь несколько посвященных в тайну людей знали тогда, что новый владыка не считает еще законченной церемонию своего воцарения и что он не спроста стал поминать Карла Великого. Наполеон пожелал, чтобы римский папа лично участвовал в его предстоящей коронации, как это было сделано за тысячу лет до него, в 800 г., с Карлом Великим. Но Наполеон решил внести при этом некоторую, довольно существенную поправку: Карл Великий сам поехал для своего коронования к папе в Рим, а Наполеон пожелал, чтобы римский папа приехал к нему в Париж.
Наполеон vii

Пий VII узнал о желании императора Наполеона со страхом и раздражением. Приближенные старались утешить его историческими примерами. Между прочим, поминали и папу Льва Святого, который однажды — дело было в середине V в.,- когда пришлось очень туго, поехал, скрепя сердце, даже навстречу Аттиле, вождю гуннов, который уж во всяком случае не мог очень превосходить своей благовоспитанностью, вежливостью и изящными манерами нового французского императора. Впрочем, об отказе и думать было нельзя. Рим находился под угрозой со стороны стоявших в се.


папских владений на севере Церковной области в Италии. Но папе Пию VII, кардиналу Консальви и всему конклаву кардиналов было не под силу перехитрить первоклассного дипломата, каковым всегда был Наполеон. Папа много лукавил, горько жаловался, снова лукавил, снова жаловался,- ничего не выторговал и отправился в Париж в надежде, которую в нем охотно поддерживал Наполеон, что когда он приедет в Париж, то здесь, может быть, что-нибудь и получит. Он приехал в Париж — и ровно ничего не получил. Любопытна двойственность в поведении Наполеона до и во время коронации. Папа был ему нужен, потому что тогда сотни миллионов людей на земном шаре, и в частности большинство французов, религиозно в папу верили. Значит, папа должен был быть необходимой обстановочной деталью коронации, особенно если речь шла о воскрешении прав и претензий Карла Великого. Но, с другой стороны, Наполеон смотрел сам на Пия VII как на шамана, как на колдуна, да еще такого, который сознательно эксплуатирует людскую глупость, действуя разными заклинаниями и манипуляциями в церкви и вне церкви.

писав папу, он пообещал кардиналам, что поедет встречать его. Он и поехал, но в охотничьем костюме, окруженный охотниками, псарями и собаками, и встретил Пия VII в лесу Фонтенебло, недалеко от Парижа и в нескольких шагах от загородного дворца, где тогда проживал. Папский кортеж остановился, и папу пригласили выйти из кареты, перейти через дорогу и пересесть в коляску императора, который даже не двинулся с места. В том же духе обходился он с папой во все время пребывания его в Париже. 

2 декабря 1804 г. в соборе Нотр-Дам в Париже произошло торжественное венчание и помазание на царство Наполеона. Когда нескончаемый ряд золотых придворных карет со всем двором, генералитетом, сановниками, папой и кардиналами подвигался от дворца к собору Нотр-Дам, несметные толпы народа глядели на этот блестящий кортеж. В этот день, впрочем, повторялась кое-где и фраза, которую историческая легенда приписывает разным лицам и которая будто бы была сказана одним старым республиканцем из военных в ответ на вопрос Наполеона, как ему нравится торжество: «Очень хорошо, ваше величество, жаль только, что недостает сегодня 300 тысяч людей, которые сложили свои головы, чтобы сделать подобные церемонии невозможными».

и легендарные слова относят иногда и к моменту подписания конкордата, но они являются и для того и для другого случая весьма характерными. 


В центральный акт коронации Наполеон внес совершенно неожиданно для папы и вопреки предварительному постановлению церемониала характернейшее изменение: когда в торжественный момент Пий VII стал поднимать большую императорскую корону, чтобы надеть ее на голову императора, подобно тому как за десять столетий до того предшественник Пия VII на престоле св. Петра надел эту корону на голову Карла Великого,- Наполеон внезапно выхватил корону из рук папы и сам надел ее себе на голову, после чего его жена, Жозефина, стала перед императором на колени, и он возложил на ее голову корону поменьше. Этот жест возложения на себя короны имел символический смысл: Наполеон не хотел, чтобы папскому «благословению» было придано слишком уж решающее значение в этом обряде. Он не пожелал принимать корону из чьих бы то ни было рук, кроме своих собственных, и меньше всего из рук главы той церковной организации, с влиянием которой он нашел целесообразным считаться, но которую не любил и не уважал. 

Наполеон vii

Несколько дней длились празднества во дворце, в столице, в провинции, горели нескончаемые иллюминации, гремели пушечные салюты, гудели колокола, не смолкала музыка. В эти дни бесконечных празднеств Наполеон уже знал, какая новая опасность вырастает перед империей. Еще до коронации он получил ряд сведений, не позволявших ему сомневаться, что Вильям Питт после провала заговора Кадудаля обратился с удвоенной энергией к дипломатическому созданию новой, уже третьей по счету от начала революционных войн, коалиции против Франции и что эта коалиция фактически уже существует. 

Источник: www.sites.google.com

«Ко­ро­но­ва­ние им­пе­ра­то­ра На­по­ле­о­на I и им­пе­рат­ри­цы Жо­зе­фи­ны в со­бо­ре Па­риж­ской Бо­го­ма­те­ри 2 де­каб­ря 1804 го­да» (фр. Sacre de l'empereur Napoléon Ier et couronnement de l'impératrice Joséphine dans la cathédrale Notre-Dame de Paris, le 2 décembre 1804) — картина французского художника Жака Луи Давида, созданная по заказу императора Франции Наполеона I и изображающая эпизод его коронации, произошедшей 2 декабря 1804 года в соборе Парижской Богоматери. Матери Наполеона не было на его коронации, однако при заказе картины император попросил Давида изобразить её в самом центре.


Давид создал своё полотно под впечатлением от картины Рубенса «Коронация Марии Медичи». Он выбрал момент, когда Наполеон коронует свою супругу Жозефину, а папа Пий VII даёт ему своё благословение. Художник работал над картиной два года: получив устный заказ в сентябре 1804 года, он приступил к работе 21 декабря 1805 года, положив последний мазок в январе 1808 года. Вскоре картина была представлена публике: с 7 февраля по 21 марта она выставлялась в Салоне.

Картина оставалась в собственности художника вплоть до его отъезда из Франции после падения Наполеона. В 1819 году была перенесена в Королевские музеи, где хранилась в запасниках. В 1837 году по приказу короля Луи-Филиппа полотно было передано музею истории Франции в Версале, в 1889 году передано в коллекцию Лувра. Экспонируется на 1-м этаже галереи Денон, в 75-м зале. Код: INV. 3699.

Работа произвела впечатление в Салоне: в том же 1808 году Давид получил заказ от американского предпринимателя на выполнение копии с сохранением масштаба. Художник сразу же приступил к работе, начав писать по памяти — однако закончил её лишь в 1822 году, уже в Брюсселе, где осел после эмиграции. В 1947 году эта реплика вернулась во Францию и заняла своё место в том же зале Версальского музея, где ранее выставлялся оригинал.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

More …

Источник: www.wikiart.org


Пий VII

Барнаба Кьярамонти, Пий VII

(Чезена, легация Форли, 1742 — Рим, 1823)

Папа с 1800 по 1823 г., он подписывает Конкордат 1801 г. Лютый противник Наполеона, который держал его под стражей в Фонтенбло.

В 16 лет Кьярамонти уходит в аббатство бенедиктинцев в Санта-Мария-дель Монте, недалеко от его родного городка. Прекрасно разбираясь в духовных и светских науках, он преподает в колледжах своего ордена, главным образом канонический закон в Конвенте в Сен-Кали. Двадцать лет монастырской жизни воспитывают в нем умение отстраняться от жизни и материальных вещей. В 1782 г. Пий VI назначает его епископом Тиволи, а в 1785 г. предлагает ему приход в Имоле. В этом же году он становится кардиналом. Во время вторжения в легации французских армий в феврале 1797 г. Кьярамонти отказывается оставить свой приход, как сделал епископ Анконы. Бонапарт замечает эту демонстрацию храбрости.

Будущий Пий VII хочет примириться с победителем. Венецианский совет выбирает его папой 14 марта 1800 г., после трех с половиной месяцев дискуссий, которые часто были весьма жаркими. 3 июля Пий VII официально приезжает в Рим и назначает проворного Консальви государственным секретарем. Папа особенно интересуется внутренней администрацией и поощряет торговлю и возрождение изящных искусств. Сознавая политическую необходимость объединения республик и желая спасти французскую церковь от религиозной войны, он начинает переговоры с Первым консулом. Результатом явился Конкордат 1801 г.

Его отношения с Бонапартом, ставшим Императором, становятся настолько натянутыми, что Наполеон, открыто конфликтуя с папством, следуя галликанской традиции, вообще арестовывает его и перевозит вначале в Савону, затем в Фонтенбло (июль 1809 — январь 1814 г.). Крепкий характер Пия VII и его отрешенность помогли пассивно противостоять Императору, к смущению Наполеона. В начале французской кампании первые военные неудачи вынуждают Наполеона освободить знаменитого пленника и доставить его обратно в Италию (январь 1814 г.). Папа с триумфом возвращается в Рим (24 мая).

В 1815 г. Верховный понтифик находит утешение, видя целостность своих государств и признание их независимости Венским конгрессом. После конфликта с Наполеоном папство становится еще прочнее и даже достигает некоторых дипломатических успехов, главным образом — обмена послами с Лондоном. Конец правления Пия VII обозначен политическим и религиозным возрождением, завершенным серией конкордатов между Римом и Баварией, Россией, Неаполем, Пьемонтом, Швейцарией и Францией, которой управляет Луи XVIII (в 1817 г., так и не вошел в силу).

Тем не менее, папа демонстрирует прощение и предлагает гостеприимство членам императорской семьи, которые были высланы из Франции. Он даже обратится к англичанам в надежде добиться более сносных условий для Наполеона на острове Св. Елены. Пий VII умирает 20 августа 1825 г. после случайного падения.

Источник: bonapartnapoleon.ru

Наполеон viiСтало известно о состоявшейся в январе 2018 г. в Швейцарии помолвке главы дома Бонапартов Жана-Кристофа, принца Наполеон (р. 11 июля 1986) и графини Олимпии Арко-Циннебургской (р.04.01.1988).

Родители пра-пра-правнучатого племянника Наполеона — принц Шарль Наполеон (р.1950) и принцесса Беатриса Бурбон-Сицилийская (р.1950), сестра нынешнего герцога Кастро.

Среди предков — Короли Жером Бонапарт, Фридрих I Вюртембергский, Виктор Эммануил II Итальянский, Леопольд II Бельгийский, Фердинанд II Двухсицилийский.

Графиня — третья дочь графа Рипранда (правнук) и эрцгерцогини Марии Беатрисы (дочь эрцгерцога Роберта и Маргариты Савойской-Аоста).

Среди предков — Карл I Австро-Венгерский, Людвиг III Баварский, Фердинанд II Двусицилиский, Георг I Саксонский, Роберт I Пармский, Мигель I Португальский.

—————————-

В 1825 году овдовевшая Maria Leopoldine von Österreich-Este Kurfürstin von Pfalz-Bayern вступила во второй брак; её супруг — Людвиг граф фон Арко († 1854).

Наполеон viiМария Леопольдина выкупила замок Циннеберг. Король Баварии даровал их потомству титул и имя графов фон Цинненберг.
Их младший сын граф Максимилиан фон Арко принял новое имя: граф фон Арко-Циннеберг геннант Боген (Graf von und zu Arco-Zinneberg gen. Bogen).
В 1833 году граф Максимилиан фон Арко-Циннеберг вступил в брак; его супруга — Leopoldine Gräfin von Waldburg-Zeil.
В качестве свадебного подарка граф Максимилиан получил от родителей Дворец Арко-Циннеберг на Виттельсбахерплатц в Мюнхене (das Palais Arco-Zinneberg am Wittelsbacherplatz in München zum Geschenk).
В 1998 году Рипранд граф фон унд цу Арко-Циннеберг ауф Моос (Riprand Graf von und zu Arco-Zinneberg auf Moos) выкупил замок Высокий Хлумец в Чехии.  (Burg Vysoký Chlumec).
Одна из его дочерей — графиня Олимпиа графиня фон унд цу Арко-Циннеберг.

Род фон Арко — германский род, скорее всего, итальянского происхождения;  по раннему средневековому преданию, это младшая ветвь легендарного дома Бабенберг (герцогский дом Австрии, Швабии и Штирии).  (Из этого рода был последним Фридрих II Воитель, герцог Австрии и Штирии (Friedrich II der Streitbare; 1210 + 15 июня 1246). Непосредственно предки фон Арко происходят из Южной Австрии, из епископства Тренто (сейчас — провинция Трентино-Альто — Адидже, Италия). В Тренто находится замок Arco (к северу от озера Гарда). По более позднему преданию (которое в 19 веке считалось каноничным), фон Арко изначально вышли из Старой Баварии и обосновались в Тренто после 952 года (когда епископство Тренто с маркизатами Верона и Фриули вошло в состав герцогства Бавария).
В 1124 году впервые упоминается в документах Фридериго де Арко. Его сын, Riprandus де Arcu, стал родоначальником всех ветвей этого рода.  В 1207 году упомянуты братья Ульрих и Фридрих де Арко, рыцари (milites) и вассалы епископа Тренто.  Фридрих де Арко († 1236) сопровождал в 1220 году императора Фридриха II в Рим на коронацию.

Бабенберги Австрийские, по преданию, происходят от Луитпольдингов Баварских, а их родоначальник, опять же по преданию, — Арнульф Каринтийский, король Восточной Франконии (850 + 899, Регенсбург), с 896 года — Император Запада. Этот король Арнульф — незаконный сын Карломана, короля Баварии и Италии, и его конкубины Лиутсвинды. То есть: если принять три предания как историзм, то Арко правда пошли от Бабенбргов, то они — Каролинги, по мужской линии.

 

Наполеон vii

Источник: www.mesoeurasia.org


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.